Вольнократия и Демократия

Вольнократия и Демократия

      Вольнократия

          Демократия

Воля

Свобода

Та самая, что включает в себя все известные свободы и волю — отточенный клинок Какая именно? Кого? Чего? От чего? Чья? Известно одному лишь паучку, сплетшему паутину зависимости и восседающему в ее центре
Переход от полного безразличия к чужим свободам, мнениям, от абсолютной независимости, самодостаточности, цельности — к их прямой противоположности: к зависимости от чужого мнения, чужих свобод. Отсюда страх, самое первое его зерно: что обо мне скажут люди? Вдруг меня сочтут за дурака, за чудака? Отсюда зависимость. Я зависим? Внутренняя пустота, нецельность требует компенсации извне: подпитки. Единственно возможный вариант дополнить невосполнимое — искусственный заменитель, зависимость. Власть как инструмент зависимости всех от тебя: только эта зависимость способна прикрыть бреши во внутренней самодостаточности и цельности. Опасность! Страх проникает через бреши раздробленного внутреннего «я» в самую его глубь. Отсюда инстинктивная тяга отделаться от этой зависимости. Отсюда инстинктивное плетение паутины зависимости всех от себя. Отсюда инстинктивные выбросы чернильных облаков страха, страха потерять, страха упустить, страха умереть. Эти страхи привлекают и объединяют таких же слабых сердцем, порождая их зависимость. Нет страха — нет зависимости, нет влияния, нет власти, нет ощущения спокойствия (для них — жизни). Власть не развращает — власть лишь успокаивает больных, давая ощущение самодостаточности и цельности их раздробленному (больному) внутреннему «я». Отсюда вонь (запах страха), которую чует оскалившийся зверь, бросающийся на нее инстинктивно, как разъяренный бык бросается на красную тряпку

Равноценность

Равенство

Собственно, простое равенство здесь явно присутствует, но механизм его достижения заслуживает отдельного внимания: равенство достигается за счет подбора равноценных, равнозначных элементов. А мерилом отбора является та самая Воля, точнее наличие Зверя. Именно поэтому стадо баранов мы тоже называем братьями, братьями по разуму… Очень мудро осознавая, что взять все Бабло и разделить поровну между всеми нереально (точнее — жалко), так же как уравнять Эйнштейна и садовника, пришлось найти уравнивающий коэффициент. Закон, перед которым, как известно, все равны. Закон и общественный договор Локка. Кстати, вы его подписывали?..
Равноценность, равная ценность подразумевает в первую очередь наличие какой бы то ни было мало-мальской ценности. Ценность есть совокупность полезных потребительских свойств и качеств объекта (в нашем случае — человека). Понимая абсолютную бесперспективность получить равную ценность человеку-пользователю (нахлебнику-паучку) с человеком-создателем (творцом), первые решили всех уравнять. Если строить взаимоотношения (иерархию) людей в коммерческой организации (государстве) на любых других принципах, то первые (нахлебники-паучки) в любом случае остаются в самом низу, на обочине жизни. Создать что-нибудь сами они не в состоянии, использовать то, что создали другие, — кто ж им даст?! И это неприкрытое, страшно давящее чувство собственной неполноценности — как от него избавиться, куда его деть, как его спрятать?! Есть только один способ получить доступ к тому, что ты не создавал, и заглушить несмолкающую боль чувства собственной никчемности, ненужности, бесполезности и полной зависимости от тех, кто создает и творит. Это просто взять и всех уравнять, причем с полным исключением одного признака — ценности, так как ценность — это единственное, что полностью в них отсутствует. Равенство — возможность получить доступ к результатам других, более ценных субъектов, получить власть над ними, наконец, успокоить боль, вызванную чувством собственной неполноценности

Братство

Братство

«Мы с тобой одной крови — ты и я!» — крылатое выражение Маугли, совершенно точно характеризующее степень родства. Человек и медведь с питоном — братья! Мы же не зоофилы и понимаем, что братья они — по духу. И кровь у них, естественно, разная, а вот что у них абсолютно идентично, так это их внутренний стержень: дух, воля Всевозможные братства типа «череп и кости» с двумя общими для всех признаками: их хребет всегда соткан из страха, а единство обеспечивается самым сильным из страхов — страхом смерти. Второй признак — их цель, это всегда корона и бабло, точнее, корона лишь самое эффективное средство к приумножению бабла. Во всех этих братствах само братство только в названии — нет там этого духа…
Согласитесь, высокопарные «прикрыть спину товарища» и «отдать жизнь за кого-то/что-то» канули в Лету. Ценность человеческой жизни многократно возросла: она вознеслась на самом высоком пьедестале законов о правах человека и свободе личности. При этом «пушечное мясо» и «разменная монета» в виде человеческой жизни никуда не ушли. Напротив, масштаб применения этих выражений многократно увеличился. Тогда согласитесь и с тем, что сегодня, при всей несоизмеримой ценности реальной жизни и жизни в корпоративном мире, мы, испытывая такой мелкий страх, не можем достойно расстаться даже с тем жалким подобием жизни — ежемесячной пайкой

Цели

Задачи

Их цель известна — Действовать, Делать, Творить, Изменять. Пламя невозможности и холод преодоления — движение. Полное отсутствие необходимости заниматься внутренностями — все есть, всего в меру. Нет только объекта приложения всего этого богатства — постоянный и повсеместный поиск приложения во вселенной возможностей. Мы это так и называем (ошибочно) — поиск себя. Не себя они ищут — они ищут цели: объекта приложения своего единственного богатства. Только в этих руках «феррари» используется по прямому назначению — 270 км/ч на извилистом горном серпантине Прибрать и удержать бабло. Бабло — это власть, власть — это зависимость. Сытая, уютная, теплая самодостаточность — внутренний покой, требующий внешнего покоя. Любая встряска потребует титанических усилий по обретению желаемого покоя. Все усилия, «цель» — все направлено внутрь, на обеспечение порядка в своем мешочке с кучкой стекляшек. «Феррари» необходима не для того, чтобы разогнаться до 270 км/ч (я что, дурак, что ли? Да и страшновато…), а для того, чтобы четко указать на положение владельца в центре паутины (статус), точнее чтобы сразу вызвать очень желаемое «уважение». Мы это так и называем — понты, точнее, дешевые понты
Когда хочется, но не можется, остается только одно — прибрать (мы же цивилизованные и отбирать нехорошо, хотя если никто не видит, то можно). Но это не главное. После приобретения встает самая сложная задача — удержать. Речь, конечно, не о бабле, речь о восполнении дыр внутреннего «я». Речь о недостаточности самоуважения и естественно вытекающей из этого потребности в уважении со стороны (через зависимость других от тебя). Хм, простая вещь, «феррари». Что это? Великолепный гоночный болид или крутая тачка?

Обсуждение закрыто.